Наш Храм

Главная Статьи Христианские притчи

Девушка ожидала свой рейс в большом аэропорту. Ее рейс был задержан, и ей придется ждать самолет в течение нескольких часов. Она купила книгу, пакет печенья и села в кресло, чтобы провести время. Рядом с ней был пустой стул, где лежал пакет печенья, а на следующем кресле сидел мужчина, который читал журнал. Она взяла печенье, мужчина взял тоже! Ее это взбесило, но она ничего не сказала и продолжала читать. И каждый раз, когда она брала печенье, мужчина продолжал тоже брать. Она пришла в бешенство, но не хотела устраивать скандал в переполненном аэропорту.
Когда осталось только одно печенье, она подумала: «Интересно посмотреть, что сделает этот невежа?».
Как-будто прочитав ее мысли, мужчина взял печенье, сломал его пополам и протянул ей, не поднимая глаз. Это было пределом! Oна встала, собрала свои вещи и ушла…
Позже, когда она села в самолет, полезла в сумочку, чтобы достать свои очки, и вытащила пачку печенья… Она вдруг вспомнила, что она положила свою пачку печенья в сумочку. И человек, которого она считала невежей, делился с ней своим печеньем, не проявляя ни капли гнева, просто из доброты. Ей было так стыдно и не было возможности исправить свою вину.
Прежде чем гневаться, задумайтесь, может быть не правы именно вы!

Мне пришлось раз стоять в ожидании такси около гостиницы «Украина». Ко мне подошел молодой человек и говорит: «Судя по вашему платью, вы верующий, священник?» Я ответил: «Да». — «А я вот в Бога не верю…» Я на него посмотрел,говорю: «Очень жаль!» — «А как вы мне докажете Бога?» — «Какого рода доказательство вам нужно?» — «А вот: покажите мне на ладони вашего Бога,и я уверую в Него…» Он протянул руку, и в тот момент я увидел, что у него обручальное кольцо. Я ему говорю: «Вы женаты?» — «Женат» — «Дети есть?» — «И дети есть» — «Вы любите жену?» — «Как же, люблю» — «А детей любите?» — «Да» — «А вот я не верю в это!» — «То есть как: не верю? Я же вам говорю…» — «Да, но я все равно не верю. Вот выложите мне свою любовь на ладонь, я на нее посмотрю и поверю…» Он задумался: «Да, с этой точки зрения я на любовь не смотрел!…»

Митрополит Антоний Сурожский

Однажды человек согрешил. С полным раскаянием он пришёл к священнику на исповедь. После исповеди и причастия человек засомневался: «А действительно ли его грех отпущен?» Ведь, вместо душевного спокойствия, он ещё больше стал думать и сожалеть о своем грехе. Через неделю человек снова пришел на исповедь. Но и в этот раз умиротворения в душе не наступило.

«Я настолько грешен и безнадежен, – думал человек, – что Господь всех прощает, а меня нет!»

Сколько бы раз человек не каялся, а после не причащался, всё равно возвращался помыслами к своему прегрешению. Так и прожил он жизнь, постоянно соизмеряя себя и свою жизнь с давно отпущенным на исповеди грехом.

Настал день, когда человек умер. На небесах он встретился с Господом. С сокрушённым сердцем он пал перед Господом и произнес:

– Господи, не было и дня, чтобы я не вспоминал о своем ужасном поступке. Но Ты так и не простил меня.

«Дитя Мое, – сказал Господь, – Я давно тебя простил, ибо каждого кто приходит ко мне с покаянием, я прощаю. Только вот простить самого себя ты так и не смог. Каждый раз, когда ты искренне каялся, я прощал тебя и радовался этому. Но когда ты снова вспоминал о своем грехе, я печалился об этом, ибо ты, как и многие люди, был слишком занят своим грехом, и думал о нём, а не о Боге и жизни вечной. Потому как: где ум твой, там и сердце твоё, а где сердце твоё – тому ты и служишь».

Однажды вор пробрался в дом зажиточного помещика и украл старинную брошь, украшенную драгоценными камнями. Не успел он выйти за пределы помещичьей усадьбы, как за ним была организована погоня.

Грабитель стал бежать изо всех сил, но отстать от преследования ему не удавалось. Вор попытался скрыться в лесу, который находился недалеко от усадьбы, но ухоженный, без зарослей, лес не мог служить ему надежным укрытием.

Неожиданно вор разглядел в глубине леса небольшую хижину и спешно направился к ней. Возле хижины он увидел монаха, однако ничего не сказав ему, он вбежал в дом и спрятался под кроватью.

К этому времени к хижине верхом на лошади подъехал помещик, окруженный слугами. Монах смиренно поклонился помещику.

– Не пробегал ли здесь человек? – спросил помещик.

– Нет, не пробегал, – ответил монах.

Помещик развернул лошадь и поскакал дальше в надежде найти вора и наказать его.

Как только помещик скрылся из виду, монах позвал нежданного гостя. Вор, выходя из хижины, осторожно оглядываться по сторонам.

– Не бойся, – успокоил его монах, – помещик ускакал.

– Да я и не боюсь, – с обидой в голосе ответил вор, – только вот битым не хочется быть.

Монах улыбнулся. Потом пошел в дом и вынес небольшой мешочек сухарей.

– Держи. – Монах протянул мешочек вору. – Каждому гостю я рад, как родному.

Вор взял мешочек и ловко спрятал его в карман, где уже находилась чужая брошь. Прощаясь с монахом, беглец с любопытством спросил:

– Почему же ты не выдал меня помещику? Ведь я... – начал говорить вор и осекся.

– Я знаю, кто ты. Пусть Бог сам решит, что с тобою делать! – ответил монах.

Выходя из лесу, вор всё никак не мог избавиться от мыслей, навеянных словами монаха: «Пусть Бог сам решит, что с тобою делать...».

В этот же день вор возвратил украденную брошь, и, помня слова монаха, больше не воровал, даже если представлялся подходящий случай.

Мальчик лет десяти, дрожа от холода, босиком стоял у витрины обувного магазина и, не отрываясь, смотрел на тёплую обувь. К нему подошла одна дама и спросила:
- Мой маленький друг, что ты с таким интересом рассматриваешь за этим стеклом, о чём думаешь?
- Я прошу Бога, чтобы Он мне дал одну пару ботинок, - ответил мальчик.
Дама взяла ребёнка за руку и вошла с ним в магазин. Она попросила продавца принести шесть пар детских носков и спросила, может ли тот принести таз с тёплой водой и полотенце. Служащий принёс всё, о чём его попросила дама. Она повела мальчика в заднюю часть магазина, сняла перчатки, вымыла ребёнку ноги, высушила их полотенцем. Продавец принёс носки. Дама надела одну пару на ноги ребёнку, затем примерила и купила ему ботинки, попросила завернуть остальные носки и отдала их мальчику. Потом она погладила его по голове и сказала:
- Теперь, без сомнений, ты чувствуешь себя намного лучше.
Она развернулась, чтобы уйти. В этот момент мальчик дотянулся до её руки и, глядя на неё со слезами на глазах, спросил:
- Вы жена Бога?

"Вера без дел мертва" (Иакова 2:26)

В одном селе жил благочестивый крестьянин, который неопустительно каждый праздник посещал храм Божий. Где бы он ни был, услышав звон церковного колокола, собирал своих детей и вместе с ними шел в церковь, а жене приказывал не медлить дома с приготовлением пищи, но спешить к богослужению.

Однажды, в день памяти святителя Николая, хозяйка так торопилась закончить свои дела, что в суете забыла запереть дверь. В это время мимо дома проходил известный всему селу вор. Заметив незапертую дверь, он вошел в дом и начал собирать все, что было для него ценным. Он связал все вещи и уже собрался уходить, как вдруг через закрытую дверь вошел сам святитель Николай в полном архиерейском облачении. Грозно взирая на вора, он воскликнул; «Как?! Люди, любящие Бога, ушли в храм и забыли запереть свою хижину, а ты воспользовался этим, чтобы похитить их достояние, приобретенное тяжкими трудами?» При этих словах святитель ударил вора по щеке, и тот сразу же ослеп. Он начал бродить по дому, чтобы найти дверь, и никак не мог выйти.

Хозяева вернулись из храма и заметили, что в доме кто-то ходит. Когда они вошли, то увидели хорошо знакомого вора, который с плачем рассказал о явлении ему святителя Николая и о наказании за воровство.

Вор, к радости всего села, был осужден на поселение в Сибирь. Заключенные шли мимо храма, где была икона святителя Николая Чудотворца. Зайдя в церковь и упав на колени перед иконой, вор с горьким покаянным плачем стал просить прощения у Угодника Божьего, обещал не возвращаться к прежней жизни. Прикладываясь к иконе, он ощутил, что вновь видит свет.

Молодой Ангел, только что направленный на землю, сидел на ветке дерева и слушал разговор детской компании.

- Мне папа вчера подарил бант, смотрите какой красивый. Я только у него попросила, он мне тут же подарил. Мама сказала, что, это для человека большая радость, когда ему делают подарки, – сказала Маша, перебирая кончики волос.
Все с интересом уставились на Машин бант.
- А-а-а у меня есть …. карандаши цветные. Мне тоже их недавно купили. Значит, у меня тоже есть радость? – спросила Таня.
Ромка потер нос и видимо на что-то решившись, сказал:
- А мне велик купили, только я на нем пока кататься не умею. Это ведь тоже считается подарком, да?
- Мама сказала, что радость – это когда ты получаешь подарки и тебе от этого хорошо, – сказала Маша, устраиваясь поудобнее на лавочке.
- А если тебе подарков не делают, значит, у тебя и радостей нет? – спросил Ромка, косясь на Сережу, который ковырял растоптанный ботинком горку песка.
- Значит, нет, – назидательно сказала Маша, – значит, никто тебя не любит, если тебе ничего не дарят.

И все посмотрели в сторону Сережки. Они знали, что Сережка живет с бабушкой, и подарки получает нечасто, т.е. почти совсем не получает.
Им стало жалко своего друга.
Сережка, видимо, почувствовал, что его сейчас начнут жалеть, и весело подскочив, сказал:
- А у меня тоже радость. Мне вчера лес корзинку грибов подарил, представляете? Полную корзинку грибов.
Все с интересом уставились на Сережку.
- Это не считается, это ведь ты сам их собирал. А надо чтоб просто подарил кто-то, – сказала Маша
Сережка задумался на минутку, а потом выпалил:
- А вчера дождь был, вы ведь помните? Вы еще все домой разбежались. А я в беседке сидел, бабушка в магазин ушла. Так вот дождь мне вчера такую огромную радугу подарил. Красивую такую, разноцветную, до самого неба радугу – радость.
Все опять изумленно уставились на Сережку.
- А еще после дождя в лужах рыбки серебряные плавали. Честно, я сам видел. Это все дождь, – с уважением к подаркам дождя добавил мальчик.
Ребята с немым восхищением смотрели на своего друга.

Ангел вытащил бланк отчета для своего начальства и написал:
«День первый. Встретил маленького волшебника».
Потом задумался на минутку, и добавил:
«А меня уверяли, что их нет».

Это было во времена гонений на христиан. В одном селении жила христианская семья. Отцу трудно было прокормить жену и маленьких ребятишек, хоть он и работал, не покладая рук. Но всю свою печаль он возложил на Господа и верил, что когда-нибудь все изменится к лучшему. Как-то, чтобы и себя, и семью свою подбодрить, выгравировал отец на дощечке слова: "ТАК БУДЕТ НЕ ВСЕГДА". И повесил надпись на видном месте в доме.

Прошли годы гонений, и наступило время достатка и свободы. Выросли дети, появились внуки. Собрались они за богато накрытым столом в родительском доме. Помолились, возблагодарив Господа за посланные дары. Старший сын вдруг заметил старую табличку.
– Давай снимем, – говорит отцу, – так не хочется вспоминать о тех тяжелых временах. Ведь теперь все позади.

– Нет, дети мои, пусть висит. Помните, что и ТАК тоже будет НЕ ВСЕГДА. И учите этому своих детей. Нужно уметь за все благодарить Господа. Тяжкое время – спасибо за испытания. Легко тебе живется – спасибо за достаток. Только тот умеет быть благодарным, кто всегда помнит о вечности.

Не так давно один из пользователей интернета (Михаил имя ему) выложил в одной из социальных сетей небольшой рассказ, претерпевший за короткое время множество «перепостов». Вот его содержание (за исключением нецензурных выражений):

«Еду я в электричке Москва-Петушки. Входит бомж с Курского вокзала. Синяк синяком. Морда опухшая. На вид лет тридцать. Оглядевшись, начинает:

— Граждане господа, три дня не ел. Честно. Воровать боюсь, потому что сил нет убежать. А есть очень хочется. Подайте, кто сколько сможет. На лицо не смотрите — пью я. И то, что дадите, наверное, тоже пропью! — и пошел по вагону.

Народ у нас добрый: быстро накидали бомжу рублей пятьсот. В конце вагона бомж остановился, повернулся к пассажирам лицом, поклонился в ноги:

— Спасибо, граждане-господа! Дай Вам всем Бог!

Подробнее...

Выросло на яблоне яблоко - большое, румяное, глаз не отвести! Поглядело оно на соседей: одно - червивое, другое - незрелое, а третье так перезрело, что вот-вот свалится. Я лучше всех - радостно подумало красивое яблоко. Надо только покрепче укрепится на ветке, и налиться соком, чтобы стать еще красивее! Но неожиданно подул сильный ветер, хлынул дождь. Не удержалось красивое яблоко на ветке и шлепнулось в грязь. А тут подошла свинья и, хрюкнув съела его.

Во всяком духовном падении главная причина - ГОРДОСТЬ!

Монах Симеон Афонский

Один из последних великих старцев дореволюционной Оптиной пустыни Нектарий (+ 1928) до старости не забывал своего детства и рассказывал поучительные случаи из тех далеких времен.

Однажды мать его сидела и шила что-то. А он, тогда еще его звали Колей, играл на полу возле ее ног с котенком. Большие зеленые глаза котенка в полумраке светились. Коля с удивлением обратил на это внимание, это его сильно поразило.

Как-то раз, когда котенок мирно сидел возле него, Коля схватил из маминой иголочной подушечки одну иголку и хотел уже проколоть котенку глаз, чтобы посмотреть, что там такое светится. Но мать заметила это и быстро перехватила его руку: «Ах, ты! — воскликнула она. — Вот как выколешь глаз котенку, сам потом без глаза останешься. Боже тебя сохрани!»

Прошло много лет… Николай решил стать монахом, и был принят в Оптину Пустынь. По истечении нескольких лет, когда он был уже иеромонахом, нареченным при постриге Нектарием, он подошел однажды к колодцу. А там другой монах набирал себе воды.

Над колодцем подвешен был черпак с длинной заостренной ручкой. И вот тот монах, черпая воду, едва не выколол нечаянно глаз отцу Нектарию этой самой ручкой. Еще секунда — и остался бы старец с одним глазом.

— Если бы я тогда котенку выколол глаз, — говорил он, — и я был бы сейчас без глаза. Видно этому надо было случиться, чтобы напомнить моему недостоинству, как все в жизни от колыбели до могилы находится у Бога на самом строгом учете.

Из комнаты в комнату в старческих келиях ходил неслышной поступью пушистый серый кот. Выйдет старец Нектарий — и кот за ним. Войдет — и он здесь.

Скажет ему что-нибудь батюшка — кот, словно разумный, исполнит: пойдет и сядет, где скажут, сходит в приемную или на крылечко.

Чаще же сидит у теплой печной стены и дремлет. Или, склонив голову, слушает молитвы старца.

Иной раз погладит его отец Нектарий и скажет:

— Преподобный Герасим Иорданский был великий старец, и потому у него был лев… А мы малы, и у нас — кот.

Еще статьи...