Наш Храм

Главная Классные часы Просветители славян, святые равноапостольные Кирилл и Мефодий

Братья Кирилл и Мефодий родились в городе Солуни в Македонии. Родители их были знатными и богатыми людьми. Отец служил военачальником. И старший сын, Мефодий, вначале пошел по его пути — стал офицером императорской гвардии.
Но когда пришла пора учиться младшему сыну Кириллу, ему приснился необычный сон. Снилось, будто отец собрал самых красивых девушек города и велел ему выбрать себе невесту. Одна девушка была прекрасней всех. Звали ее София, что означает «премудрость». Ее-то и выбрал Кирилл. Сон этот был пророческий. Всю свою жизнь Кирилл посвятил служению Божественной Премудрости.
С детства лучшими друзьями Кирилла стали книги. Учение давалось ему легко. Даже император узнал о способностях мальчика. Его пригласили в столицу, где он продолжал учиться и стал другом царевича Михаила.

Кириллу предлагали занять почетные должности в государстве, хотели женить его на богатой и красивой девушке. Но он бежал из Царьграда от славы и богатства в тихий, отдаленный монастырь, где в уединении стал молиться и читать книги. Придворные нашли его и вернули к императору. Но Господь по-иному определил назначение Кирилла.
К тому времени Мефодий тоже стал монахом. Патриарх и император попросили братьев пойти на проповедь Евангелия в славянские страны.

Славяне не имели своей азбуки. Они не понимали Евангелия, которое было написано на греческом языке. Кирилл и Мефодий создали славянскую азбуку, перевели Евангелие и другие книги на славянский язык, на котором до сих пор читают их русские, болгары, сербы и другие православные славяне. Братья отправились в свой самый трудный и важный путь — учить, просвещать славян светом Христовой веры. До конца дней своих, подобно апостолам, ходили они по миру, проповедуя Евангелие, служа своей избраннице Софии Премудрости Божией.

И мы с благодарностью вспоминаем и прославляем наших учителей — святых равноапостольных Кирилла и Мефодия.

«Сам Господь во время благопотребное дает людям и апостолов, и пророков, и пастырей, и учителей». (Евр. 4, 11).
На подвиг апостольства среди славян Господь избрал и братьев: старшего Михаила - в иночестве Мефодия - и младшего-близнеца - Константина - в иночестве Кирилла - на путь будущих благовестников Евангелия в землях славянских. Они греки, родились в Македонии, в городе Солуне (ныне Салоники), в семье правоверного и праведного главы Льва, имевшего восемь сыновей. Отец братьев занимал высокую военную должность в Греции.
Господь постепенно и поучительно вел этих братьев, Кирилла и Мефодия. к великому служению апостольства. С детства, кроме греческого языка, они знали и славянский (древне-болгарский) язык.
Когда Мефодий вырос, «он был муж государственный и имел княжение ... славянское». («Ср.» Сочи. А.Князева). Но через несколько лет отказался от мирской княжеской славы, ушел на гору Олимп и принял иночество, чтобы всего сея посвятить Христу. Вот это его смиренное новое звание готовило ему в будущем славу, большую прежней.  Действия этого благодатного призвания открылись на нем почти вместе с его рождением. Промыслу Божию угодно было, чтобы чистая ветвь и питалась чистыми соками: младенец Константин (Кирилл) после появления на свет не принял молока кормилицы (чего сначала пожелала мать). Благочестивые родители его поняли намерение Божие.
Когда благодатное дитя росло, на нем все более обнаруживалась сила Божия: в семилетнем возрасте ему приснился пророческий сон о том, что он, по предложению местного солунского воеводы, выбрал себе невесту, по имени София (мудрая). Родители поняли необычный смысл сна и пояснили сыну, как он сможет сохранить вечный союз с избранной им Божественной Спутницей (мудростью), и благодать Божия просвещала с тех пор его ум и очищала его сердце.
На примере неожиданно улетевшего из его рук любимого сокола навсегда в неизвестном направлении он понял намерение промысла Божия и пришел к мысли, что все земные утехи ненадежны и не для чего привязываться к ним. После этого он на стене своего дома начертал изображение креста Господня как символ того, что он никогда не будет ни к чему земному привязан, кроме Креста Господа, и обратился к творениям Григория Богослова, дивного пастыря Христовой Церкви, и стал учить их наизусть, умоляя святого Григория быть ему наставником.

Но глубину учения великого Богослова юному боголюбивому отроку понять нелегко, потому что он не знал грамматики. В это время в Солуне находился странник, владевший грамматическими знаниями. Об этом узнал Кирилл, пришел к нему и на коленях умолял научить его грамматике, предлагая страннику в благодарность свою долю дома родительского, но тот отказал, к сожалению. Вернувшись домой, Кирилл с пламенной молитвой обратился к Богу о помощи. И Господь, услышав ее, откликнулся на просьбу четырнадцатилетнего отрока. Он послал ему Свой Промысел. Неожиданно для Кирилл один из царских попечителей, много слышавший о даровитости, любви к наукам и непорочной жизни отрока, вызвал его в Царьград и предложил стать царским совоспитанником малолетнего греческого императора; вместе с ним Кирилл, согласившись, стал слушать уроки у знаменитых ученых того времени Льва и Фотия (впоследствии великого Патриарха Цареградского). С усердием к учению они вместе изучали много наук: античную литературу, философию, риторику, математику, астрономию, музыку (хотя у Кирилла с детства было слабое здоровье). Но делание как можно ближе стать Богу, никогда не покидало отрока Кирилла.
И осенил его Бог благонравием своим! За большие успехи в изучении наук и благонравие, воспитатели и покровители искренне полюбили его, присвоив ему почетное наименование «философа». Пригласивший его вельможа разрешил в знатном собственном доме распоряжаться как в своем и входить в царские палаты. Но Кирилл оставался скромным, нестяжательным человеком. Не увлекся он земным счастьем предложенной ему выгодной женитьбы, сулившей ему княжение, затем должность воеводы, ибо для него не было ничего выше наук и первобытной невинности.

Царь и вельможа, высоко ценившие и не желающие расставаться с Кириллом, доставили ему честь принять священство и остаться патриаршим библиотекарем при Софийском соборе. Но недолго святой служил в этой должности: он тайно ушел на один из островов пролива в монастырь. Нашли его через полгода, но он не вернулся к возложенной на него должности. По усиленной просьбе царя и вельможи согласился все же учить философии соотечественников и иноземцев со всякой службой и помощью. Таким образом, он стал общественным деятелем.

Эта деятельность Кирилла была, в Божественном плане, труднейшей  опытной наукой того апостольства, к которому он предназначен бы от чрева матери своей. Будущий апостол славян должен бы предварительно испытать свои силы в привлечении заблудших к свету Христову и научиться той духовной мудрости, какая требуется от провозвестника евангельской истины.

Так богомудрый Кирилл зрелостью ума своего смирил гордость заблудшего иконоборца греческого патриарха Анния (Ианнеса), (который за непризнание икон святых был смещен с патриаршего престола и изгнан) и доказал, что тот не прав. И не раз Господь помог Кириллу с честью выдержать испытания в привлечении заблудших к свету Христову. 24-хлетний Кирилл силой слов доказал магометанам троичность Бога: Бог Отец, Сын и Дух Святой. Прежде они в это не верили и сомневались. Философ Кирилл снял эти сомнения. В досаде на свое безуспешие в споре, они попытались отравить его ядом, который (по незнанию) он выпил, но благодаря Господу Богу, не потерпел вреда от него и возвратился в отечество с полною славою поборника и исповедника Христовой веры.
Вскоре после этого святой Кирилл оставил должность учителя философии и всецело посвятил себя подвигам благочестия: посту, молитве, попечению о нищих, уединившись сначала в неизвестном месте, а потом на Олимпе, где служил Богу брат его, Мефодий.
Но недолго они были здесь, в пустынном уединении, в красоте добродетельной жизни, в самоумерщвлении и молитве. Отправились они к хазарам поведать тайну Пресвятой Троицы в земли близ Каспийского моря по просьбе царя греческого. Хазары верили в существование Бога, царствующего над всеми, и ему поклонялись, обращаясь к востоку. Но к ним пришли евреи и магометане и стали склонять народ хазарский к принятию их веры: каждые считали свою веру лучшей из всех вер. Хазары и обратились к царьградскому царю, сказав: «Питая к вам исстари любовь и дружбу, зная, что ваш народ велик и царство ваше от Бога, мы просим вашего наставления. Пришлите к нам ученого мужа. Пусть он обличит неправду евреев и магометан - и мы примем вашу веру» («Св.р.» Соч.Князева).

Наступило время светения братьев-светильников, истинно верующих во Христа и поучающих дары Святого Духа.
По пути к хазарам Кирилл изучи еврейский язык и грамматику, которую перевел на свой язык, читал еврейские книги. Промыслом Божиим он научился читать книги самарянина, который после этого чуда (очень быстрого освоения языка самарян) уверовал во Христа и принял крещение. В Корсуне Кирилл нашел такой перевод Евангелия и псалтири, что пленился им и выучился тому-языку, на котором он был сделан. Позже чистый свет учения Христова из Корсуна осветит северных славян, затем юго-западных и западных при содействии Кирилла.

В период пребывания святых братьев в Корсуне по убеждению святого Кирилла были открыты и подняты из моря мощи св.Климента, папы Римского, который был сослан в Корсун за исповедание Христа и по повелению императора Траяна в 102 г. ввержен в море, где пребывал более 700 лет. Одну часть этих останков святые братья перенесли на запад, другу - на север, в новонасажденную Церковь Русскую как залог братства и единодушия в вере.

Просветителям славян, Кириллу и Мефодию, предстояли тяжкие подвиги: 1) они обличали римских первосвященников в отступлении от единства со Вселенскою Церковью; 2) философ Кирилл защитил город Корсун от нападения хазар, благотворно подействовав на их воеводу своей поучительной беседой, что тот немедленно отступил от города и св.Кириллу да обещание принять крещение; 3) на пути к хазарам на святых братьев напали свирепые угры, намереваясь убить их. но укротились, услышав во время утреннего Богослужения фразу: «Господи, помилуй!»- и дали свободу в продолжении ими пути 4) прибыв к хазарам, Кириллу и Мефодию пришлось выдержать испытание встречи через словоискусника, осознавшего свое бессилие и признавшего великий ум братьев, особенно философа Кирилла, и все хазары вместе с ханом отнеслись к ним с великим уважением, приняли участие в прениях философа с евреями и магометанами, в которых проявились и светлый находчивый ум его, и глубокое знание слова Божия, и искренняя любовь к истине, и объяснение тайны Святой Троицы. Именно здесь хазары узнали, что истинная вера - христианская, поэтому хан разрешил по доброй воле креститься всем хазарам, кто захочет.

В обратный путь философа проводил сам хан, предлагая ему пленных греков (их нашлось 20 человек), которым он подарил свободу.
Слава Христова явственно отражалась на святых братьях, Дух Божий изливал на них дары Свои. На обратном пути из Корсуна они испытали чудеса Господа: 1) находясь в безводной пустыне и остро ощущая жажду, святой Мефодий, по просьбе святого Кирилла, зачерпнул из горького озера воды для питья, она вдруг превратилась в сладкую и холодную и утолила жажду братьев, а также сопровождавших их лиц, с глубоким чувством благодарности прославляя Господа, творящего чудеса перед рабами Своими: 2) когда братья снова проходили через Корсун, святому Кириллу было дано свыше предсказать о кончине корсунского архиепископа; 3) в городе Филлы суеверных язычников, поклонявшихся большому дубу, сросшемуся с черешней, который якобы после их просьб подавал дождь, философ Кирилл убедил признать Бога, сотворившего всех и вся, и принят душой Евангелие Новое Божия Завета, срубить и сжечь дерево, а после этого ночь прошел дождь, по воле Божией.


С радостью вернулись святые братья в Царьград. Царь Михаил за успехи готов был их щедро наградить и облечь в высший епископский сан. Но они, носившие на себе образ смиренных рабов, отклонили от себя эту честь. Святой Мефодий принял скромное звание игумена Полихронской обители (на азиатском берегу), а святой Кирилл в прежнем звание священника приютился при царьградской церкви Святых Апостолов, посвятив себя обычным подвигам поста и молитвы, чтоб их силою успешнее дозреть до полноты совершенства апостольского. Здесь, среди духовных занятий в святой тиши, он расширял и совершенствовал свои знания, здесь же он проявил знания еврейского и самарского языков, прочитав надпись на одном из портретов Софийского собора, заключавшую в себе пророчество об Иисусе Христе, которое до него никто не мог ни прочесть, ни понять.
В это же время, в тьму лжемудрия и жизни, противной Христу, находились братья-славяне, населявшие соседние с немецкими государством земли: Богемии, Моравии, Римская Церковь теряла свою первобытную чистоту и теряла внутреннюю связь с Вселенской Церковью, многие из коренных догматов веры в ней были уже извращены, Слово Божие и Богослужение проводилось на непонятном христианам латинском языке, проповедников-учителей больше занимали государственные домогательства и личные выгоды, чем их спасение, выросла вражда между князьями и народом. Для славян, дороживших свободой совести и гражданской независимостью это стало невыносимым, возникло желание свергнуть с себя оковы двойного рабства, гражданского и церковного. Славянские князья в 863 г. обратились к греческому царю Михаилу прислать им такого учителя, который бы после их ухода из язычества к христианству проповедовал бы глубже веру христианскую на родном славянском языке и чтоб другие страны последовали их примеру.
Царь Михаил призывает боголюбивого философа Кирилла, уже изнуренного телесными силами от тяжких трудов и болезни, пойти к славянам на этот великий подвиг и далее учить братьев-славян истинной христовой вере. Но для этого необходима была славянская азбука, которой не было. И святой Кирилл при всесильной помощи Божией составил азбуку, пользуясь алфавитом известных ему языков и начал переводить на славянский язык Евангелие от Иоанна.


Царь и его советник возблагодарили Бога и славили, обрадованные видимым благословением Божиим святых трудов праведника Кирилла. И отправились братья в Моравию к юго-западным славянам по просьбе славянских князей и царской воле с дарами от царя и письмом, в котором подчеркнули мысль о том, что по их просьбе Бог открыл буквы для языка славянских народов, чтобы они причислились к великим народам, прославляющим Бога на своем языке и чтобы каждый из славян взыскал Бога через сердце свое.
Путь их лежал через Болгарию, которую издавна населяли славяне. Им христианство было известно давно. В Болгарии святые братья остановились и проповедовали слово Божие. Тогда в ней готовился переворот. И труд Кирилла и Мефодия оказался самым благовременным и благотворным. Высокие умственные и нравственные качества их как великих учителей веры, новый привлекательный прием проповеди обучения славян родной грамоте, живая разумная речь их на родном языке, совершение Богослужения на языке, понятном для всех - все это особым образом действовало на болгарский народ и оставило в нем такое сильное впечатление, что он, как и другие славянские племена, благоговейно чтит память святых братьев как единственных своих апостолов, относится с глубоким уважением к их трудам. Пребывание святых Кирилла и Мефодия в Болгарии было полезно и для них самих, так как они приготовили себе достойных помощников хтя дальнейшего служения болгарских славян, при их содействии с успехом могли продолжить перевод священных и богослужебных книг на славянский язык и сделали необходимые усовершенствования в изобретенной ими славянской азбуке, на которые указывал им опыт.
Ученые заметили, что язык церковно-богослужебных книг святых Кирилла и Мефодия имеет близкое сходство с болгарским наречием, так как в переводе книг помогали ученики из болгар.

Затем для просветительской деятельности святых братьев отправились в Моравию с царским посланием к князю Ростиславу, в котором сообщалось об их высоком нравственном достоинстве и том бесценном даре, который они намерены передать славянскому народу. Князь и славянский народ отнеслись с доверием и уважением к равноапостольным братьям, которое они оправдали, неся там три с половиной года живую, разумную проповедь слова Божия, открыв понятное для всех величественное Богослужение Вселенской Церкви, обучая славян грамоте, продолжая переводить священно-церковные книги на славянский язык: они перевели весь чин церковный: вечерню, повечерие, полунощницу, утреню, обедню.


Славяне радовались своему счастью и благодарили Бога. Но на грешной земле добро всегда борется со злом. Страстную борьбу на своем апостольском поприще выдержали и просветители славянские Кирилл и Мефодий. Князь тьмы из чувства зависти восстал против их святаго дела, разливавшего свет христианской истины. Против них выступили латиняне и немецкие архиереи, священники и их ученики, утверждающие, что Бога славить следую только на трех языках: еврейском, греческом, латинском. За это Кирилл и Мефодий справедливо называли их трехязыниками или пилатниками, так на Господнем кресте Пилатом была сделана табличка на трех языках: еврейском, греческом, латинском. Святые Кирилл и Мефодий сокрушили в самом основании неверность их учения. Враги неспособны были противостоять сильному слову защитников правой веры, Кириллу и Мефодию. Тогда призвал их к себе Римский Папа Николай, гордый и умный человек, который допускал ряд заблуждений в своих религиозных суждениях и который притязат на незаконную власть над всей Церковью, в том числе и над Моравами и Болгарами. В это время начинался разлад Церквей Константинопольской и Римской. Оставаясь верными своему призванию, святые Кирилл и Мефодий, отправляясь к Папе, взяли с собой переведенные ими на славянский язык священно-церковные книги, чтобы ими слышно доказать правоту свою на суде папском, если это понадобиться, несколько достойных учеников (чтобы облечь их в священное звание) и святые мощи Климента, папы Римского, как свидетельство того, что они хорошо понимают и уважают истинное достоинство епископа Римского.
По пути братья посетили область Паннонийского князя Коцела, которому очень понравилась грамота родная и он сам занялся с усердием, и около пятидесяти учеников дал им для обучения ей. В дальнейший путь князь проводил святых Кирилла и Мефодия с глубоким уважением. Не взяли они благодарственных даров князя Коцела, попросив только освобождения пленных (до 900 чел.), которым подарили свободу.

Когда братья-просветители Христовой веры прибыли в Венецию, против них поднялись латинские епископы, священники и монахи со своей трехъязычной ересью, упрекая их в дерзости создания для славян книг и учении их по ним. Напрасно философ Кирилл представлял сильные, разумные доказательства в своей справедливости на благость Божию и их заблуждениях. Напрасно приводил он им слова Спасителя: «... шедше научите вся языки ... веровавшим знамения сия будут: языки возглаголют новы» (ср. Мф. 28:19, Мк. 16,17); обличение произнесенное Господом на фарисеев и книжников, которые сами в Царство Божие не входили и другим не позволяли входить в него. Ничто не помогло Кириллу, защитнику правого дела, как он ни убеждал заблудших и в душевной скорби оставил их.

Зато просветители славян утешены были особенным вниманием к себе Рима так как в пути их встретило посольство от папы, а в Риме сам новый папа Адриан II (вместо умершего папы Николая) вышел со свечами в «сопровождении всех римских граждан навстречу им из благоговения к святым останкам священномученика Климента, которые братья несли с собой. И как бы для торжественного оправдания апостолов славянских перед целым Римом чистоты их веры и богоугодности подвигов уже на месте самой встречи начали истекать чудеса от святых мощей Климента: на глазах у всех за короткий период времени исцелилось множество разного вида больных, невидимою силою освобождались пленные, призывавшие имя святого Климента.
Папа благоговейно принял от святых пришельцев Кирилла и Мефодия четные мощи священномученика Климента, с уважением принял и славянские книги, освятил их и положил в Церкви святой Марии, где по ним была отслужена Литургия.
Папа Адриан II резко осудил нашедшихся защитников трехязыческой ереси, которые начали осуждать славянское богослужение как введение богопротивное и приказал на них произнести проклятие одному из епископов, зараженному этой же болезнью, а по ходатайству святых Кирилла и Мефодия посвятил в церковные должности некоторых из их учеников. В разных церквах началось проведение целого ряда Литургий на славянском языке, где лежало и славянское Евангелие в алтаре, а в Церкви великого учителя языков апостола Павла - над гробом его.

Эти службы явились словно символом утверждения того, что все народы, которых просветил евангельской проповедью апостол Павел и которых обратил ко Христу святой апостол Петр и славяне, к которым приходил апостол Андрей с Евангелием - все они составляют одно стадо Божие. питающееся росою благодати Господней, поэтому в нем не должно быть ни распрей, ни разделения -ничего противного любви Христовой. Но благосклонность, с которой приняли в Риме просветителей, была только видимая, но она принесла благотворное действие в отношении к братьям-просветителям, так как на некоторое время заставила затихнуть их противников, усилила доверие к ним славян, смущенных врагами, а в Риме заставила обратить внимание многих на них и на труды их. Даже римские евреи приходили к философу Кириллу и поучались от него. А осмелившемуся человеку, пытавшемуся сказать Кириллу, что Мессия еще не пришел, философ доказал, что уже 800 лет назад совершилось это вожделеннейшее для всего мира событие. Теперь апостолов славянских все радовало в Риме, и за все они вместе с учениками возносили хвалу и благодарение Господу. Но все их святое общество поразила глубокая скорбь: от рождения некрепкие телесные силы святого Кирилла совсем расстроили постоянные труды среди славян, и в Риме он почувствовал себя совершенно больным, не зная где и какой будет конец так счастливо начатых им спасительных трудов.
И теперь всего себя и труды свои он предавал Господу.

Однажды, находясь в болезненном состоянии уже много дней, он удостоился некоторого утешительного видения и вдруг начал петь псалом Давидов, оделся в лучшие одежды свои, проведя в них целый день и радуясь о Господе, затем сказав: «Отселе несмь аз ни царю слуга, ни иному кому на земли, но токмо Богу Вседержителю». - на следующий день, утром, в знак совершенного отречения от мира принял схиму. Нить его земной жизни слабела и через 50 дней после принятия схимы он отошел от жизни (скончался). Но даже в страшные минуты смерти его, он не переставал отечески заботиться со всей полнотой любви к его духовным чадам и о спасении их. Провидя духом судьбу славян, со всех сторон окруженных безбожной злобой, он в 42 года в последний раз воздел руки свои к небу и слезно умолял Господа, чтобы Он сохранил это верное свое стадо от злобы, всякого многоречивого я хульного еретического языка, погубил трехязыческую ересь, возрастил Церковь Свою, всех призвал к единодушию и единомыслию в вере, вдохнул во всех слово Своего учения. На прощание святой Кирилл наградил своим святым прощальным поцелуем учеников и всех сотрудников, молитвенно пожелал Божией помощи. Особенно трогательно попрощался он со своим кровным братом Мефодием, пожелав ему не оставлять учения своего.
Безвременная кончина философа Христова, дарованного и ревностного учителя и защитника святой веры, была тяжкой потерей всей Церкви православной и, безусловно, для ближайших сотрудников его.
С мужем дивного ума и святости, равноапостольным Кириллом пришли проститься все римские жители, а папа Адриан II почтил память неустрашимого поборника чистоты Восточной Церкви, как мог почтить ее истинный пастырь Христов и достойный приемник святого Петра: по его распоряжению ко гробу почившего угодника Божия должны были предстать все: и греки, присутствовавшие тогда в Риме, и римляне петь над ним погребальные песни со свечами и проводить его в жилище вечного покоя с полною торжественностью так, как бы они провожали самого пат. Святой Мефодий сообщил папе о завещании матери братьев святых похоронить первого, отошедшего ко Господу в его монастыре.
Сначала папа Адриан II согласился с этим, но изменил его по просьбе епископов оставить мощи святого в Риме, так как в служении Богу Господь привел его в Рим, где и взял его душу. Из уважения к святости почившего и из любви к нему разрешил погрести прах в собственном гробе в Церкви святого Петра.

Всем ясно открывалось, что сам Господь избрал Рим местом вечного упокоения святого Кирилла, чтобы он и после смерти своей не переставал обличать его (Рим), в уклонении от чистоты первобытной Церкви Христовой, оставаясь вместе предстателем перед ним о новообращенных чадах своих в землях славянских, смущаемых кознями вражьими.
Святой Мефодий понял намерение Божие и отказался от прежнего желания захоронения, но попросил папу положить честные останки брата в храм святого Климента, с мощами которого они подвизались в проповедовании Евангелия и в Рим пришли, чтобы сделать святыню доступнее для истинных почитателей ее и отклонить от нее земное величие, которого избегал при жизни смиренный слуга Христов. Папа на это охотно согласился. Через семь дней святые останки Кирилла по повелению папы с подобающей честью епископы, иноки и народ проводили до Церкви св.Климента. И здесь Господь запечатлел земные почести, достойно оказанные усопшему праведнику, знамением Своей силы: епископы не могли вынуть гвоздей, которыми был заколочен ящик с гробом святого, чтоб удостовериться, не похищена ли какая часть от мощей Кирилла-праведника. Гроб с телом в церкви св.Климента поставлен был справа от алтаря. Он сделался источником разных чудес и дарований Божиих, поэтому возрастало благоговение к нему. На гроб святого римляне поставили его икону, круглые сутки перед ней горела лампада, воздавая хвалу Богу, прославляющему прославляющих Его. К сожалению, храм через несколько сотен лет разрушился, давно угасла священная лампада его, гроб славянского апостола скрылся от очей верующих, покрытый камнями рассыпавшегося храма. Но любовь к великому учителю не угасла. Благочестивые почитатели стремятся восстановить древний храм св.Климента в Риме.

Славяне-бояре высказали Владимиру Великому свое восхищение величием греческого Богослужения, а ранее, на 100 лет, также говорили, услышав из уст святых Кирилла и Мефодия хвалу Богу на родном своем языке и не хотели расставаться с тем даром, который принесли им святые братья Кирилл и Мефодий, почувствовав отвращение к ненавистной им латыни.
После отбытия святых братьев Кирилла и Мефодия в Рим в 867 г. Моравию постигло страшное бедствие: в 868 г. разгорелась упорная война между Моравией и немцами, которая в 869 г. приняла огромный размеры грабежа, уничтожения и пленения немцами славян, живших в Моравии, поставила их в унизительное положение в гражданском и церковном отношении и заставила их до 870 г. отклонить взор от святых Кирилла и Мефодия. В 870 г. славяне одержали блистательную победу над немцами и готовы были свергнуть их зависимость. Мужественный славянский князь Ростислав через посольство снова попросил папу Адриана II отпустить к нему апостолов, славянских просветителей. Но Кирилла уже не было в живых. И папа в Панонию немедленно отправляет св. Мефодия с учениками его, чтобы он преподал все нужное, перевел на славянский язык весь круг церковных служб со святой Литургией и Крещением, чему положил уже начало Кирилл-философ при помощи благодати Божией и молитв св. Климента. Но во время Богослужения Апостол и Евангелие должны были читаться по старому обычаю на римском языке, а потом по славянски. По просьбе славянского князя Коцела, папа посвятил св. Мефодия в епископа Паннонии. дал ему право благоустраивать паству свою независимо от всякой другой духовной власти. Святой Мефодий. помня просьбу своего брата об истинном служении Богу на славянском языке, с рвением истинного пастыря Христова продолжил в новом сане труд свой. Число духовных чад его быстро росло. Славяне с восторгом спешили в те храмы, где Богослужение велось с духовной радостью на родном языке.
Но недолго радовался святой Мефодий, так как Моравия с Панонией снова подверглись тяжкому влиянию соседей-немцев.
Немецкое духовенство враждебно отнеслось к пастырю славянскому епископу Мефодию, оклеветав его перед немецким королем Людовиком и его сыном Карломаном. Завистники угрожатя ему смертью, поступая вопреки Церкви, и святой Мефодий вынужден был возвратиться в Отечество как лишний среди славян в сложившейся обстановке, но немцы потребовали его на суд к себе, после чего отправили его на суд в Швабию в темничное заключение, где он томился 2.5 года. Кроме Бога, не было утешителя у него. Византия не могла вступиться за него по своей отдаленности, по своим внутренним смятениям и тогдашним отношениям к немецким землям, а князья славянские находились в это время в распоряжении соседей-немцев.

Святому страдальцу Мефодию мог помочь папа, но он мог и не знать, что происходило в то время у славян с немцами, да и не в его духе было в подобных случаях вмешиваться в чужие дела, ссориться с немцами, и от начала страданий св. Мефодия и до конца своей жизни вел себя так. как будто он и вовсе не знал о них. Вспомнил об узнике, стал очень осторожно действовать в его пользу папа Иоанн VIII,, видя, что славяне снова берут верх над немцами. Сначала он отправил с письмом к немецкому королю Людовику посла в Германию и Паннонию разузнать, за что осужден св. Мефодий. Но ни посольство, ни ходатайство перед немецким королем не имели успеха, а славяне в это время имели снова решительный перевес над немцами, и папа вступился прямо за св. Мефодия (а может быть, за свою честь), наложив запрещение на немецкое духовенство, пока не будет выпущен епископ Мефодий из темницы. И в 874г. узнику дарована была свобода. Он возвратился в Паннонию. Но скорби его не закончились на этом: немецкое духовенство пылало злобой против него, угрожая и князю Коцелу. Святому Мефодию ничего не оставалось делать, как удалиться от зла.
В Паннонии брало верх латинство над славянством, а в Моравии стремились восстановить родное Богослужение, сладость которого они успели уже почувствовать, удаляя из своих пределов пастырей, заботившихся более о своей корысти, чем об истине Христовой. Поэтому они снова попросили папу прислать к ним св.Мефодия.

Папа рад был этой просьбе, возвел св.Мефодия в сан архиепископа Панно-Моравского и перевел его в Моравию, но он в свое управление смог принять только Моравию, т.к. в связи со смертью князя Коцела в Паннонии, которая поступила в главное управление немецкого Карломана (сына короля Людовика), где верх взяло латинство над славянством; несмотря на просьбы папы к Карломану. Св.Мефодий не смог свободно отправлять епископскую должность в Паннонии. Но это не уменьшило славы благословенного Богом пастыреначальства Мефодия. Та же сила Божия. которая укрепляла апостолов Христовых, утешала в святых подвигах равноапостольного Мефодия. Стадо его быстро умножалось и благоустроялось: язычество, суеверия исчезали, число храмов Божиих, священников, иноков увеличивалось, и дела гражданские его молитвами и благословением совершались с особенным успехом, чем бывают богаты избранники Божий. Враги Моравии бежали от оружия славянского князя Святополка, княжение его расширялось во все стороны и процветало благоденствием и славою.

Языческие немецкие князья и важные люди соседних земель любили глумиться над христианами, нарушать Законы Божий, а немецкие священники только внешне представляли себя рабами Божиими, тайно же они развращали народ своей веры в корыстных целях. Святой Мефодий призывал их к исполнению Закона Божия, к святому христианскому крещению и пророчески предсказывал им последствия за их грехи. Полнота благодати Божией, которой был наделен пастырь Мефодий, принесла обильные плоды не только в моравском княжестве, но и благотворно влияла на другие страны и славянские племена, распространяя в них свет Христов. След апостольских трулов святой пастырь оставил от Баварии до России, от Силезии и Лузации до Адриатического моря. Панно-Моравская архиепископия за 15 лет выросла в митрополию. Славянский просветитель Мефодий управлял 7 епархиями.
Самые суровые сердца смягчились от слова учителя славянского. Не смягчились только сердца корыстолюбивых латинских пастырей при виде явного благословения Божия на трудах св.Мефодия. С возрастанием славы его увеличилась злоба их против него, нанося ему вред через других лиц и вознося на него разную клевету явно или тайно то перед князем Святополком. то перед папою. Наконец, по тайному несостоятельному донесению папе Иоанну VIII, тот вызвал в Рим св. Мефодия, чтобы лично испытать, так ли он верует и учит, как обещал апостольскому престолу.

Он собрал латинских епископов и спросил апостола славянского: так ли он исповедует Символ Православной веры, как тому учит Римская Церковь, и как обнародовали святые отцы на 6 Вселенских соборах, согласно со словами Евангелия Иисуса Христа, Бога нашего. Не постыдился учитель исповедовать веру свою перед собором папским, показав всем, что он не напрасно носит на себе высокое звание пастыря словесных овец Христовых. Он исповедал им, что поет Символ веры согласно с Евангельским и апостольским учением, как учит и Римская церковь, что его вера та самая, православная, которая вселенную утвердила, и папа отпустил его с честью к пастве своей.

Боялся папа дозволить славянам учиться своей грамоте и совершать Богослужение на родном своем языке, хотя и понимал, что Господь, создавший 3 главных языка: еврейский, греческий и латинский - создал и все прочее во славу Свою и похвалу. Но еще более, он опасался и отказать им в этом, чтоб не оттолкнуть их от себя и не утратить власти над ними, ибо Болгария в 876 г. отошла к Патриарху Константинопольскому, а в 872 г. добровольно подчинились Византии и приадриатические сербы.
Таким образом, папа, как бы защищая действия святого Мефодия от нарекания со стороны врагов Православия, в то же время ясно показывал, что он и сам смотрел на них с предубеждением.
К сожалению, даже среди учеников Мефодия нашлись такие, которые содействовали вилам папы. Прежде всего, это бы князь Моравский. Враги святого Мефодия и употребляли такое отношение к нему князя в свою пользу.
Это было латинское духовенство, льстившее грубому, честолюбивому, тщеславному князю. Они на каждом шагу преследовали пастыря, невинного проповедника веры Христовой, вредили его святому делу для пользы его противников. Св.Мефодий, много лет посвятивший на устройство Церкви славян в Моравии, понимал намерения Рима и виды немецких властей. Чтобы смутить паству и ослабить доверие к св.Мефодию, его распустили слух, будто бы в Константинополе изменили к нему свое расположение, будто бы царь и Патриарх, единоверные, гневаются на него. Это смутило святого Мефодия, он заволновался не за себя, а за новообращенную паству свою.
Но над ним бдел Господь. В это время архиепископ Мефодий неожиданно получает от греческого государя Василия приглашение приехать в Константинополь. Он немедленно отправился, был принят и царем Василием, и патриархом Фотием с глубоким уважением и особой честью.

Из числа духовных лиц, сопутствовавших св.Мефодию, Патриарх оставил у себя одного священника и диакона и славянские книги, принесенные ими с собою, чтобы воспользоваться хтя блага Болгарии и других славян, принадлежавших Церкви Константинопольской. Обратно в Моравию царь и Патриарх проводили просветителя с великими дарами и почестью, удовлетворив все просьбы для пользы Моравской Церкви и дальнейших апостольских трудов. Особое внимание св.Мефодий обратил на перевод священных и богослужебных книг на славянский язык, начатый еще св.Кириллом. В славянском переводе уже существовали необходимые церковные книги, песни и молитвы, Евангелие, деяния святых апостолов, Апостольские послания, Псалтирь, отдельные чтения из древних ветхозаветных книг, входившие в состав церковных служб. Св.Мефодию хотелось закончить и остальное. Отвергнув всякую молву и возложив печаль свою на Бога, этим он теперь и занялся при помощи двух своих учеников-скорописцев, по сану пресвитеров.
За шесть месяцев было переложено на славянский язык все Священное Писание Ветхого Завета, кроме книг Макковейских. Так быстро это было сделано явно с помощью Божией при содействии святого великомученика Дмитрия Солунского, которому просветитель вверял и себя, и труды свои. Это он понимал отчетливо. Счастлив был успех в великом предприятии. Со слезами умиления возблагодарил Господа и св.Дмитрия Солунского архиепископ Мефодий. заботясь о разумном благоустроении Церкви согласно с правилами святых апостолов и отцов Церкви. На славянский язык он переложил и книгу правил церковных, употреблявшихся в его время в Греческой Церкви (Номоканон) и некоторые из поучений отеческих.

Но Божий труженик Мефодий был давно уже изнурен. Приблизился конец и его великим подвигам. Волнением охвачен был и он, и ученики его в раздумьях о том, что будет после смерти св.Мефодия, т.к. знали сколько врагов окружает их. Особо любимых и преданных у архиепископа Мефодия было семь: Горазд, Климент, Наум, Ангелар и Савва, которых болгарская Церковь, вместе с ним и св.Кириллом, прославляет до сей поры под именем седмочисленных. Преемником своим он избрал Горазда, т.к. тот бы правоверен, уроженец земли моравской, хорошо знал славян и латинский язык, и книги. Ослабевший телом, но не духом, в Вербное воскресенье св.Мефодий провел Божественную службу в присутствии князя Святополка и всех своих учеников, преподал им пастырское наставление, благословил, дав понять, что они в последний раз вместе с ним вознесли молитвы свои ко Господу и сказал, что через 3 дня его не будет. И, действительно, утром третьего урочного дня святой пастырь воздал руки свои ко Господу и воззвал к Нему: «Господи! В руле твои предаю дух мой!» - и святая душа его отошла ко Господу 6 апреля 885 г. В этот день, 6 апреля. Святая Церковь напоминает верующим Притчу Спасителя о десяти талантах. Приняв душу праведника в такой многознаменательный день, Господь явственно давал знать и ему. и всем окружающим его, что на небе он будет разделять со Христом вечную славу Его. Паства с умилением пела погребальные песни над ним на греческом, латинском и славянском языках. Святое тело Мефодия погребено было по левую сторону алтаря соборного Богородичного храма древней моравской столицы Велеграда, или Девина, ныне Градшиты, или Городица.

Так угас и другой светильник славянского мира, 22 года светивший ему Христовым светом.
Ни клеветы, ни озлобления, ни узы, ни темница - ничто не совратило его с апостольского пути, на который он однажды стал среди славян вместе с братом своим Мефодием, с которым они оставили земное богатство мира сего, проводя просветительскую работу среди хазар, в Болгарии, с западными славянами и в Риме.
Их деятельность повлияла и на развитие древнерусского языка на Руси, поэтому в Москве, на Славянской площади, в 1992 г. открыт памятник братьям-просветителям, славянским первоучителям и апостолам, Кириллу и Мефодию, святым не только православной Церкви, но и католической.
Память святого Кирилла отмечается в православной Церкви 14 февраля, святого Мефодия - 6 апреля, а обоих братьев - 11 мая (по старому стилю; по новому стилю - 24 мая).
Слава братьям святым, Богу и людям бескорыстно послужившим!

ХВАЛЕБНАЯ ПЕСНЬ СВЯТЫМ КИРИЛЛУ И МЕФОДИЮ

Слава вам, братья, Славян просветители,
Церкви славянской святые отцы,
Слава вам, правды Христовой учители,
Слава вам, грамоты нашей творцы!

Будьте ж славянству звеном единения,
Братья святые — Мефодий, Кирилл!
Да осенит его дух примирения
Вашей молитвой пред Господом сил.

М. Розенгейм


*  *  *

Уж  десять столетий промчалось, собратья,                
С тех пор, как святые великие братья
Кирилл и Мефодий с любящей душой
Внесли в мир славянства свет веры святой.

Пришли, чтоб открыть наши грешные очи
И тьму разгоняя, как звезды средь ночи,
Нам путь к Богу-Слову собой осветить
И в сердце отрадное чувство пролить.
Уж десять столетий труды их святые
Вливают в сердца нам потоки живые
Божественных истин,— посредством письмян,
Что создали братья на благо славян.
С тех пор дорогие народа преданья,
И песни о быте его и страданьях,
И повести славных деяний людских
Мы свято храним на страницах живых.
Хвала вам, апостолы веры Христовой!
Хвала вам, Мефодий и светлый Кирилл,
Приход ваш к славянам — и Руси путь новый
К познанию истинной веры открыл...
Восхвалим же, братья, Апостолов веры!
В великом семействе славянском своем
Слова их святые, святые примеры,
Как высшее благо, навек соблюдем!
И им всей душою, не как лицемеры,
Достойно хвалебную песнь воспоем.


* * *

Святые Кирилл и Мефодий пред нами,
Их праздник великий и славный мы чтим.
Украсьте же, дети, их образ цветами,
Пролейте слезу благодарности им.
Простые их буквы — не искры ли это?
Не брызги ли это небесных лучей?
Снопами великого вечного света
Они воссияли над жизнью людей.
На север славянский от светлого юга
Те искры святые они принесли,
И их не задула суровая вьюга,
Они разгорелись по лону земли...
Светильника их чудотворная сила
Святою лампадой горит в темноте.
Нет бури, что светоч бы тот погасила,
Нет моря, что искры бы залило те!
Огнем на погибель бездушным кумирам
Они загорелись над древнею тьмой,
И всем угнетенным, убогим и сирым
Блестят путеводной во мраке звездой.

Вы, чистые, юные, милые дети!
Любите угодников этих святых!
И пусть перед вами в таинственном свете
Сияют их лики в венцах золотых...
В тяжелом сомненьи, в житейской невзгоде,
В беде — призывайте вы их имена...
Учители наши, Кирилл и Мефодий,
Хранят нас молитвой на все времена.


* * *

Как звезды в синеве далекой,
Как солнце ясное во дни,—
Из тьмы веков седой, глубокой,
Святые братья в наши дни
Нетленной славою сияют.
Хвала апостолам славянства
И нашей грамоты творцам!
В красе духовного убранства,
Они по всем земли концам
Язык наш чудный прославляют...
Слава вам, Мефодий и Кирилл,
Слава вам из рода в род!
То, что Бог через вас совершил,
Не забудет наш народ.
Слава! Слава!
И в Грузии единоверной
Сыны единого Царя,
Любовью к нам нелицемерной,
Святою, братскою, горя,
Хвалу вам, братья, воссылают.
Мы, ваши дети, с детьми Нины,
Единой родины сыны,
В единстве веры исполины,
В единстве веры лишь сильны.
Так пусть же здесь вам возглашают
Хвалы в одном согласном хоре
Детей Кавказских голоса
И с ними, в шири и просторе
Святой Руси — ее краса —
Все дети песнь свою сливают.
Слава вам, Мефодий и Кирилл,
Слава вам из рода в род!
То, что Бог через вас совершил,
Не забудет наш народ!
Слава, слава!!»

В. Жуковский



* * *
Великий день Кирилловой кончины —
Каким приветствием сердечным и простым
Тысячелетней годовщины
Святую память мы почтим?

Какими этот день запечатлеть словами,
Как не словами, сказанными им,
Когда, прощался и с братом, — и с друзьями,
Он нехотя свой прах тебе оставил, Рим...

Причастные его труду,
Чрез целый ряд веков, чрез столько поколений,
И мы, и мы его тянули борозду
Среди соблазнов и сомнений.

И в свой черёд, как он, не довершив труда,
И мы с неё сойдём, и, словеса святые
Его воспомянув, воскликнем мы тогда:
«Не изменяй себе, великая Россия!

Не верь, не верь чужим, родимый край,
Их ложной мудрости иль наглым их обманам,
И, как святой Кирилл, и ты не покидай
Великого служения славянам»...


13 февраля 1869 года    Ф. И. Тютчев


Величание св. равноап. Мефодию и Кириллу, учителям Словенским
Величаем вас, святии равноапостоль¬ный Мефодие и Кирилле, вся Словенския страны ученьми своими просветивший и ко Христу приведшия.
***
Слава вам, братья, славян
просветители!
Церкви Славянской Святые отцы,
Слава вам, Правды Христовой
Учители,
Слава вам, грамоты нашей творцы!
Будьте ж славянству звеном единения,
Братья Святые Мефодий - Кирилл,
Да осенит его дух примирения
Вашей молитвой пред Господом сил!
А. Хомяков

Св. равноапостольный Мефодий, учитель Словенский
Сегодня, братья, день великой годовщины.
Тысячелетия апостолов славян,
День преподобного Мефодия кончины.
День приснопамятный для всех
славянских стран.
Когда средь западных славян, во время оно.
Христовым именем прикрыв насилья гнет.
Тяжелая рука враждебного Тевтона
Духовно придушить пыталась там народ. —
Тогда в страну славян, по изволенью Божью.
Явилися они, апостолы Креста,
И им поведали, еще латинской ложью
Не искаженное, учение Христа.
И не чужой язык, а наш глагол славянский
Служил апостолам для проповеди той.
Он был славянскими начертан письменами.
На связь духовную для наших всех племен...
М. Розенгейм,



1885 г. «Просветители славян, святые Кирилл и Мефодий» (Лекционный материал или материал для ознакомительной беседы о просветителях с учащимися 8-11 классов)
Стихи, посвященные святым братьям-просветителям
Иллюстрации (о жизни и деятельности св. Кирилла и Мефодия; азбука, лист рекомендаций хтя дополнительного знакомства с азбукой и начертанием букв, правила чтения)
Пояснение.
Автор, Озерова Галина Александровна, предлагает для знакомства учащихся 8-11 классов с жизнью и деятельностью святых Кирилла и Мефодия теоретический материал с наглядностью и стихами, который можно использовать как лекционный или разбить его на логические части, поручив подготовить его как сообщение отдельными учащимися с использованием во вступлении и заключении стиховна в процессе рассказа иллюстраций).
Рекомендуется подобрать музыкальные произведения (по своему усмотрению) и вести лекцию или беседу учащимися под музыкальное сопровождение в тихой тональности.

Использованная литература:
А.С. Князев Святые равноапостольные Кирилл и Мефодий, просветители славян. / Рис. Ф.Бронникова - М, 1997.
Христианство: Энциклопедический словарь. Т.1. - М: научное изд-во «Большая Российская Энциклопедия», 1993
Н.Т. Саблина, Буквица Славянская - СПб, 2000.
Слава вам, братья - славян просветители» - Екатеринбург: Екатеринбургская епархия. 2001.